В августе с дядей — Олегом Толстовым — сходил на Талгар. Поднялись по Иссыкскому ущелью, через перевал Кокбулак пришли на ледник Корженевского, сходили на гору, снова перебрались через Кокбулак, потом через перевал Пальгова ушли в Тургень. На всё потратили пять дней, что быстро. Снова было красиво и интересно.

Нитка маршрута. В мелких деталях она врёт, но в общем всё правильно:

День 1. Озеро Иссык — озеро Акколь

Стартовали от озера Иссык. С нами шёл егерь Гриша. С ним интересно, как на экскурсии в зоопарке: «Вот видите, ямка? Снежный барс тут каждый год территорию метит. О, а вот следы его. А вот медведь о дерево чесался! Шерсть, видишь? У меня рядом с кордоном горелый пень есть, так он его весь разворотил!» Я, как не очень юный натуралист, слушал с приоткрытым ртом.

Дошагали до домика селевиков в Ивановом логу. С одним из них — Казбеком — я познакомился в августе 2007 года, когда с Петром и Ольгой Аксамирскими спустился на озеро Акколь после восхождения на Талгар. Забавно, что Казбек поглядел на меня и спросил: «А ты тут раньше не был?» Вспомнить человека через столько лет — большое дело. Казбек пошёл с нами до Босколя.

По узкому бревенчатому мосту перешли на левую сторону бурного Иссыка. Скоро появились ночёвки. Их легко определить по площадкам, окружённым камнями. И мусору. Ау, гиды! Кто жёг мусор, но сдался на середине? Неужели трудно унести вниз полкилограмма пакетов от каш? Крик в пустоту.

По подгнившему и просевшему бревну снова перешли через речку. Тут начинается Мишкин лес — густые заросли осины, рябины, боярки и елей. Скоро вышли на поляну, за которой заканчивается лиственный лес, а остаются только высокие ели. Это Сказкин лес. Тут уютные тропинки в приятной тени. Река, через которую километром ниже не перейти вброд, стала узким быстрым ручьём. В полдень устроились обедать на поляне с кострищем.

После обеда пошли дальше, речка скоро пропала совсем. Вышли к Босколю. С казахского название переводится как пустое озеро. Оно набирается, когда в горах обильно тает снег, и стоит пустым всё оставшееся время. Тут мы расстались с нашими спутниками. Мы двинули вверх по пустой котловине к морене Акколя, а мужики пошли вниз.

Босколь — пустое озеро
Николай Григорьевич Кассин
Кассин Николай Григорьевич (1885–1949) Геолог, академик АН КазССР. Исследовал географию Восточного Казахстана, составил первую геологическую карту КазССР

Со дна Босколя по тропинке во мшистом лесу пришли к сухому руслу речки Кассина, которая начинается на одноимённом леднике. Когда в реке много воды, она делается мутной, бурной, и несёт крупные камни, так что перейти её после полудня невозможно. Зато можно обойти на широких разливах Босколя. 

По набитой тропе на осыпи, затем по огромным валунам вышли на природную дамбу, которая держит белое озеро — Акколь. Выше озера, как на всех крупных озёрах в Заилийском Алатау, стоит пост Казселезащиты. Домик стоял пустым — наблюдателей вывезли вертолётом за три дня до нашего прихода. Дверь с надписью «Отель Акколь» подпёрта ломом. Внутри по-простому уютно: чистая посуда висит на крючках, у печки наколоты дрова и щепки на розжиг. Одна комната — кухня, столовая, гостиная и кочегарка. Вторая — спальня. На кухне под рейку на обоях вставлена записка «Уважаемые гости! Убирайте за собой и вообще не свинячьте».

Кирилл Белоцерковский на фоне озера Акколь
Я на фоне Акколя. Отель Акколь примерно над моей головой.
Фото Олега Толстова

День 2. Озеро Акколь — ледник Горина

Андрей Александрович Григорьев
Григорьев Андрей Александрович (1883–1968) Географ, академик АН СССР. Основал Институт географии при Академии наук СССР

Утром по мостику перешли речку и пошли вдоль речки Кокбулак к одноимённому перевалу. Слева остались ледники Пальгова и Григорьева. Первыми на некоторые вершины над этими ледниками поднялись члены экспедиции К. Макаревича в 1950 году. Подозреваю, что вершины, на которые не сходили в 50-м, до сих пор стоят нетронутыми. На последней широкой поляне оставили мешок с частью еды. Всё равно вернёмся сюда через пару дней, зачем носить туда-сюда два килограмма еды. Ледник Кокбулак, по которому нам предстояло подняться на перевал, был засыпан снегом. Без него пришлось бы идти в кошках, а так прошли без задержек.

Николай Леопольдович Корженевский
Корженевский Николай Леопольдович (1879–1958) Географ, гляциолог, путешественник. Исследовал хребет Петра Первого и долину Муксу на Памире. Открыл и назвал в честь жены пик Евгении Корженевской.

Седловина перевала находится на высоте 4040 метров и похожа на футбольное поле. Она большая, плоская, но вместо травы покрыта мелкой галькой, которую будто специально разровняли граблями. Это следы ледника, который когда-то покрывал перевал и стёр в песок все неровности. Оттуда по осыпи спустились к леднику Корженевского.

При длине в 10¹⁄₂ километров, Корженевского — самый большой ледник в Заилийском Алатау. Через три вала боковых морен вышли на чистый ровный лёд. Впереди маячил лоб, на котором ледник сильно разорван. По воспоминаниям 2007 года трещины там были повсюду, приходилось красться по гулким снежным мостам. А сейчас связались и спокойно прошли. К леднику Горина, на котором ставят штурмовой лагерь, пришли уставшими. Выбрали место на слиянии ледников поближе к скалам. Там под одним из валунов по льду журчал ручей.

Кирилл Белоцерковский и трещина в леднике Корженевского
Я на фоне трещины в леднике Корженевского. Снежный купол над трещиной — пик Белая шапка, 4350 м. Левее, прикрыт скальным жандармом — перевал Кокбулак.
Фото Олега Толстова

День 3. Пик Талгар, 4973 м — перевал Кокбулак

Утром было сравнительно тепло, всего −5°. Учитывая, что ледник Горина — самое холодное место у нас в горах, это просто подарок от погоды. Стартовали в половине седьмого утра. На небе висели нежно-розовые облака, дул лёгкий ветер. Классический маршрут с этой стороны (3А, Д. Горин, 1940 г.) проходит между ледопадами. Я не захотел лавировать между сераками, поэтому пошли по кулуару справа.

Олег Толстов на леднике Горина
Олег Толстов поднимается по леднику Горина. На фоне пик ГУВВО

На льду лежал слой фирна, по которому мы легко поднимались в связке. Крутизна кулуара в 45–50° удобна для подъёма: хочешь — стой на ногах, хочешь — опирайся ещё и на руки. Ближе к выходу на гребень кулуар стал покруче, но это не сильно нас затормозило. На гребне сильный ветер. Я поставил точку в навигаторе и телефоне, чтобы по пути вниз в тумане не проскочить начало спуска. Потом подумал, и сложил тур. На всякий случай. По широкому гребню с твёрдым фирном пришли на вершину.

Олег Толстов и Кирилл Белоцерковский на вершине Талгара, 4973 м
Фотография с вершины

Ветер быстро приносил и уносил облака, заряженные снегом. Часы показывали 9:50, но рассиживаться на вершине не хотелось. Отправил сообщение жене, сфотографировались и пошли обратно. Тумана не случилось, поэтому я разобрал тур, и мы нырнули в свой кулуар. Я спускал Олега на 60 метров, а потом спускался сам. Перила не вешали, потому что везде достаточно полого, чтобы слезть без них. К палатке спустились к 14 часам.

Поели, свернули лагерь и пошли на ледник собирать трещины. По пути наверх не провалились ни разу, а на спуске Олег наступил почти в каждую трещину ледника. Чтобы ему не достались все, я распечатал несколько перед ним. Проваливались неглубоко, поэтому за час спустились на плоский и ровный ледник. Снова перебрались через моренные валы, спустились на твёрдую землю и вдоль ручья пошли вверх. Я был готов спать где угодно, но Олег убедил меня фразой «Там красиво». Пришли на широкую площадку в нижней части подъёма на перевал Кокбулак. Там и остановились. Ночью выпало пять сантиметров снега.

Ледник Корженевского при солнечном восходе
Ледник Корженевского. Слева от центра кадра пик Всеобуч, 4509 м; в центре панорамы — Акгюль, 4560 м; справа от центра кадра — ГУВВО (Главное Управление Всеобщего Военного Образования), 4694 м и Близнецы, 4370 м; снежная вершина в верхней части правой ветви ледника — Актау, 4626 м; в правой части фотографии — пик Талгар, 4973 м — высшая точка Заилийского Алатау.

День 4. Перевал Кокбулак — ледник Пальгова

Утром поднялись на перевал. Оттуда было видно, как лютый ветер срывает огромные снежные флаги с Талгара и окрестных вершин. Наш перевал значительно ниже, но и тут задувало. Из-за ветра со снегом было невозможно поднять лицо. На обратную сторону быстро скатились по снегу. От моренного озера под ледником Кокбулак спустились к поляне, где оставили еду. Оттуда по приятной мягкой траве спустились до уровня ледника Григорьева. Там свернули в лог между древней и новой мореной. В прикрытом от ветра месте нашли старые стоянки и тропу в сторону ледника. Прошли по тропе и нечаянно оказались у озера Музколь (ледниковое озеро — каз). О! Не собирались к нему, но пришли. Отлично. По скользким от снега камням поднялись к языку ледника Пальгова. Ледник не разорван, лишь в середине одна промоина-трещина, через которую мы легко перепрыгнули. Подошли под перевал, и к 17 часам поставили палатку на 4000 м. В предыдущие вечера солнце уходило от нас раньше заката, а в этот день мы с удовольствием грелись в его тёплых лучах, пока оно не укатилось за горизонт.

Ноги торчат из палатки на запад
Лежим в палатке, смотрим на закат
Фото Олега Толстова

День 5. Ледник Пальгова — ущелье Тургень

Николай Никитич Пальгов
Пальгов Николай Никитич (1889— 1971) Гляциолог. Изучал ледники в Кокшаал-Тоо, Терскее и Заилийском Алатау. Руководил гляциологическим отрядом экспедиции АН КазССР, которая работала в Иссыке в 1940–41 годах.

Утром на леднике Пальгова часы показали −10° — холоднее, чем на леднике Горина. Собрались, и по осыпи пошли на перевал. Крупные блоки нижней части постепенно стали меньше, появились участки фирна. Поднимались без кошек, поэтому крутые фирновые пятна обошли по осыпи. Выбрались на перевал. Сразу чувствуется, что он, в отличие от Кокбулака, никогда не был под ледником. На Кокбулаке скалы слизал лёд, тут же они топорщатся в каждую сторону. К югу от перевала расположена вершина Тасмаран. Севернее перевала стоит пик Кассина.

Отступление про Тасмаран. Макаревич на своей схеме Иссыка называет её Тастарак (каменная рассчёска — каз.), что несёт больше смысла. Мне кажется, что местное название вполне могло быть Тасмұрын (каменный нос — каз.), но из-за небрежности сохранилось как Тасмаран.

Белоцерковский всматривается в горы
Я на перевале Пальгова. Над моим рюкзаком — Талгар, на котором мы были за день до этого.
Фото Олега Толстова

Чтобы не терять времени внизу, связались на перевале, и по мелкой осыпи скатились на ледник Горного института. Дэн Щербина знает Тургень лучше всех, он предупредил, что на леднике есть трещины. Снимки со спутника это подтвердили. Мы не нашли ни одной — все плотно засыпаны снегом. Быстро, чтобы не завязнуть в раскисшем снегу, спустились по леднику к большому моренному озеру. В нём плавают льдины. Кажется, они остались тут с весны.

Моренное озеро в верховьях Тургеня
Озеро под ледником Горного института

Справа показался пик Турень. Друзья показывали его фотографии: иди, лезь! На снимках он выглядит красивым, но пологим. Вживую гора впечатляет. Когда смотришь на гору, каска в затылок не упирается, но перепад крутой части около 700 метров, слева скалы, справа скалы, а между ними кулуар со льдом почти до вершины. Придётся лезть, обратной дороги нет.

По сырту (заболоченному плато) прошли мимо последнего озера и по левому берегу речки пошли вниз. Когда готовился к походу, я внимательно разобрался с ледниками и перевалами. На нижнюю часть посмотрел на гугло-снимках: какая-то тропа есть и ладно, разберёмся. Разбирались до глубоких сумерек.

Тяньшанские ели и немного рябин

Сначала шли по левой стороне речки. В распадке возле пустого коша лежала мёртвая корова, а над ней кружили огромные белоголовые сипы. Потом, ниже коша, вброд перешли на правый берег, но тропа там скоро растворилась в кустах, остались только следы марала. Снова перешли вброд на левый берег. Потом по старому бревенчатому мосту на правый. Потом снова на левый. Ближе к концу крались по маральей тропе на крутом склоне, где траву сменяла арча, а её вытесняли скалы. В конце концов нам это надоело и мы по склону спустились к реке. А там в приятном еловом лесу расчищенная набитая тропинка. Мда. По ней дошли до поворота на Кайракский водопад. Оттуда, уже в темноте, 7 изнурительных километров по широкой тропе и мы у машины. Фух.


Вот ещё про восхождения в том районе:

Утро перед восхождением

Талгар 2007

Пришли с Чимбулака через перевал ТЭУ, сходили на гору, ушли в Иссык через перевал Кокбулак. Читать о походе 2007 года.

Спуск с Талгара

Талгар 2013

Поднялись по Среднему Талгару, сходили 4А на главную вершину (маршрут Антишина), спокойно ушли обратно. Читать о восхождении 2013 года.

Даугава и Труд

Талгар 2014

Пришли под гору, а участники сказали: «Мужики, сходите сами, мы тут подождём». Не сходили, словом. Читать о попытке 2014 года.

Пик Караульчитау, Средний Талгар

Попытка в 2012 году

Пришли в Средний Талгар через перевал ТЭУ, но у меня отключилась коленка. Хорошо, что спустились своими силами. Читать о попытке 2012 года.

Молодые все такие

Талгар 2006

Саня Софрыгин, Дима Дегтярёв, я и Владимир сходили на Южную вершину.

Вливайтесь в общение

2 комментария

    1. Приезжай, с тобой тоже сходим!
      Ну, может не прямо туда, но куда-нибудь точно сходим.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: