Орджоникидзе, 4410 м и Партизан, 4390 м — две самые большие горы в Туюк-Су. На них, в общей сложности, проложено полтора десятка маршрутов. Одни посещаются сравнительно часто (несколько раз в год), другие стоят нехожеными по тридцать лет. Гребни, начинающиеся в верховьях Левого Талгара и ведущие к вершинам, — как раз такие. Дэниел Комбер-Тод и я сдули с них пыль в конце июня.

Партизан · Орджоникидзе

Дэниел Комбер-Тод и я пришли на Партизанские ночёвки вечером 23 июня. Морена и окрестные склоны были покрыты снегом после недавнего снегопада. Вроде, июнь — весенним снегопадам пора закончиться. Ан нет, валит, как в мае.

Партизан

Высота: 4390 м
Сложность: 3Б 600 м III

Цель первого дня — юго-восточный гребень Партизана. Стартовали от палатки на Партизанских ночёвках (3700 м) в 6 утра. За полтора часа по мягкому снегу поднялись на перевал Игл Туюк-Су. В верхней части подъёма встречаются трещины, но в начале лета они забиты снегом. На перевале мульда, сквозь которую, как сквозь огромную трубу, несётся ветер. С перевала отправил сообщение с нашими координатами и заодно посмотрел высоту — 4126 метров. По снегу спустились на ледник Южный Партизан. Он находится на высоте 3830 метров. Там много снега. От ледника вверх уходит снежный кулуар, который выводит в верхнюю часть юго-западного гребня. Когда кто-нибудь поднимется по этому кулуару, получится маршрут 2А или 2Б. Забавно: на гору в первый раз поднялись в 1937 году (Олег Аристов сотоварищи), а на ней до сих пор остались логичные непройденные линии. С ледника, по кулуару с глубоким снегом, поднялись на перемычку (≈ 4050 метров) между двумя жандармами в гребне, там начало маршрута.

Жандармы, между которыми начинается маршрут на Партизан
Жандармы в ЮВ гребне Партизана. Начало на перемычке в центре кадра

Вообще, по гребню идёт два маршрута, оба со странностями.
1. 3Б, В. Бочков, 1956 год — начинается с перемычки, на которую мы поднялись, но в верхней части огибает крутую, но не сложную стену. Обходят её спустившись до кулуара, который начинается на леднике внизу, а по нему поднимаются на юго-западный гребень. Приходится терять много высоты и, по сути, переходить на другой маршрут.
2. 4А, Н. Луцик, 1956 год — логично проходит по ребру стены, которую обошёл Бочков. Зато начинается маршрут подъёмом на первый (правый, южный) жандарм, на который лезть не хочется — он совершенно очевидно обходится по осыпи. Смотрите на фотографии выше.
Если собрать оба маршрута в один, получится красивая и логичная линия. Её-то мы и пролезли.

Дэниел влез на жандарм на Партизане и смотрит на запад, в сторону Игл
Дэниел Комбер-Тод на юго-восточном гребне Партизана

От перемычки влево по полке, потом вверх по стенке и дальше по ребру. Лазанье несложное, скалы в меру разрушенные. За ребром — красивейший снежный гребень, с которого видны вершины Левого Талгара, но в несколько непривычном ракурсе — ниже и южнее, чем я обычно вижу их с соседних вершин. С верхушки жандарма повесили перила вниз, спустились на перемычку. Следующий жандарм — Игла — имеет характе́рную заострённую форму и хорошо виден с ледника. По описанию Степановой на него не нужно лезть, но память — всё одно, что решето, и мы-таки залезли. Ничего сложного: 40 метров вверх по скалам средней трудности, 30 метров вниз по перилам. С верхушки жандарма видна неприветливая стена, на которую предстоит подняться. В центре её свисала большая сосулька, с которой постоянно капала вода и то и дело отваливались небольшие ледышки. Ещё один участок гребня со снегом привёл к стене. Часто стена, которая в фас кажется неприступной, на деле оказывается не очень сложной. Так и здесь: в левой части стены нашёлся сухой и тёплый контрфорс, по которому я выбрался на пологую плиту с богатым рельефом. Над плитой ещё 30 метров лазанья по простым скалам, и мы выбрались на очередной снежный гребень. Солнце давило на плечи, снег раскис, тропить стало тяжелее. Обошли южную вершину по большой мульде слева. В ней, так же как на перевале Игл, как шальной подросток, резвился ветер. На вершину вылезли по хорошо знакомой стенке с углами.

С вершины спустились быстро. На подъёме снег нас замедлил, зато на спуске дал пройти ногами везде, где, скажем, в августе, пришлось бы спускаться на передних зубьях кошек или вовсе вешать перила.

Остаток дня провели в палатке. Я читал книжку, Дэниел досыпал то, что не успел утром.

 Маршруты на пик Орджоникидзе
Маршруты на пик Орджоникидзе: 1. Ю. Минин, 1956 · 4А; 2. П. Брыскин, 1956 · 4А; 3. К. Белоцерковский (соло), 2019 · 4Б; 4. К. Белоцерковский — Г. Щукин, 2019 · 5А; 5. А. Колегов, 1956 · 4Б; 6. В. Пивцов, 2000 · 4Б; 7. В. Пивцов, 2004 · 4А; 8. С. Мамонотов, 1936 · 3А

Орджоникидзе

Высота: 4410 м
Сложность: 4А 2400 м AI1 IV

Утром 25 июня стартовали в 5 часов. По хорошему фирну за час поднялись на перевал Орджоникидзе (4116 метров). Там, как обычно, дует. Ветер ветром, а фотографии важнее. Пока мудрый Дэниел стоял чуть ниже и грелся на солнце, я ходил по перевалу и фотографировал окрестности: Маяковского грозен и прекрасен в утреннем свете, Титова просто хорош, а маршрут 3А на Орджоникидзе просматривается почти полностью.

С перевала по осыпи и по снегу скатились на ледник Восточный Орджоникидзе. Ещё рано, снег не успел раскиснуть, поэтому быстро прошли вдоль северной стены. С аппетитом поразглядывали ледовую речку, сформировавшуюся на северо-восточном ребре, перебрались через ригель и оказались на безымянном леднике у основания северо-восточного гребня. Кажется, ледник можно назвать Южным Орджоникидзе, по аналогии с его соседями.

Панорама ледника Южный Орджоникидзе
Панорама ледника Южный Орджоникидзе. Начало маршрута правее скал в левой части кадра

От ледника вверх уходит снежный кулуар, который выводит ровно к стыку юго-восточного и северо-восточного гребней. Когда кто-нибудь поднимется по нему, получится маршрут 2Б или 3А.

На леднике набрали воды в бутылки, оделись и не связываясь пошли вверх по снежному склону. Слева он ограничен двумя скальными рёбрами, а справа — снежно-ледовым склоном, изредка прерываемым скальными выходами. Сначала наш склон был пологим, около 35°. По жёсткому фирну двигались быстро и уверенно. Когда крутизна выросла до 45°, я уточнил у напарника, комфортно ли ему без верёвки. Ему нормально, пляшем дальше! Скоро склон выкрутился до 60°, в одном месте под кошками захрустел лёд. Ну ничего, отошёл чуть влево, где снега побольше, и двинул вверх. За Дэниела перестал волноваться — он хоть и из Австралии, но лазить по льду уже приноровился.

Дэниел Комбер-Тод поднимается на гребень Орджоникидзе. На фоне — пик Аристова

По гребню петляли следы снежного барса. Здорово так. Дождался Дэниела, потом вместе поднялись на вершину 4035. Делать это необязательно, на гребне и без неё есть, где дать копоти. А вот оставить гору, на которой ещё не бывал, когда она так близко — кощунство. На вершине передохнули, я отправил сообщение, что у нас всё хорошо и сфотографировал панораму вокруг. Район Туюк-Су с такого ракурса я ещё не видел. Раз всё равно остановились — связались, чтобы не делать этого потом в неудобном месте.

Панорама восточных и южных склонов района Туюк-Су
Панорама с вершины 4035. Скорее всего, вы не видели район Туюк-Су с такого ракурса

Как в горах на разной высоте растут разные растения, так же с высотой сменялись птицы. Далеко внизу раздавался посвист уларов. На вершине 4035 тренькали вьюрки, чуть выше по камням прыгали рыжие альпийские завирушки. Скоро пропали и они, остались только чёрные любопытные галки.

С вершины 4035 по пологим снежным увалам двинули вверх в сторону непонятного нагромождения жандармов. Вылезли на первый — он обрывается крутой стеной. Его можно обойти по сильно разрушенным скалам, но мы не стали. Ни к чему рисковать, когда можно запросто спуститься по перилам. Я накинул оставшийся со вчерашнего дня кусок репшнура на более-менее надёжного вида выступ и уехал. Предложил Дэниелу, если ему не комфортно, оставить мою петлю, она лучше ложится на выступ. Напарник спустился с репшнура — нечего добро разбазаривать.

Дальше пошли слева от гребня по скалам и осыпям засыпанным снегом. Постепенно выдавило к крутой секции. У Степановой написано: «стена, высотой 200 метров». Ну стена, так стена, посмотрим. Сначала по пологим скалам вверх, потом по чуть более крутым рёбрам впрво-вверх на полки, после них — кулуар. Он тянется на 50 метров вверх, потом упирается в массивную пробку. Обошли её слева. Я лихо клинил клюв и голову не самого технического ледоруба (CAMP Corsa Alpine) в трещинах. Ну, кусочек лазанья, отлично. Дальше 50 метров простых скал. Затем красивый камин шириной меньше метра, забитый снегом и льдом. Он вывел на удобную тёплую полку, над которой — ещё один камин. В него я не поместился с рюкзаком, пришлось повесить под себя. Неудобно, но иначе лезть не получится. Камин короткий, зато крутой. С удовольствием попыхтел в нём немного.

Кирилл Белоцерковский в естественной среде обитания
Я в камине. Можно попытаться пройти его насквозь

Выбрался наверх, и, пока страховал Дэниела, понял, что камин можно попытаться пройти насквозь. Тогда не придётся спускаться с жандарма, на который мы выбрались. Приспустились, прошли по полкам вправо. О, кажется, сейчас будет настоящее лазанье! Я забавно скрёб кошками забитый снегом камин. Пару раз обе ноги со скрежетом теряли опору, и я повисал на чикен-винге — это когда ладонь упирается в одну стенку расщелины, локоть в другую, а потом всё это расклинивается. После камина 20 метров лазанья средней трудности вывели нас на гребень. К тому времени уже хотелось, чтобы он постепенно начал заканчиваться.

Началась серия жандармов, которые мы обошли слева по кулуарам и полкам, засыпанным снегом. Два последних жандарма пролезли в лоб, просто чтобы не топтать снег, который к тому времени уже раскис. Выбрались на снежный гребень, в ста метрах от стыка юго-восточного и северо-восточного гребней. Меня волновали трещины на стыке, но там всё нормально — трещины ниже гребня, а через единственную, пересекающую гребень, лежит надёжный мост. Скоро начался знакомый рельеф: сначала показался жандарм, через который я лазил после соло на левой части северной стены; потом — небольшая скала, за которой мы с Гришей Щукиным прятались от ветра, когда вылезли с северной стены в декабре 2018-го. Всего полкилометра снежного гребня и вжух!, мы на вершине. Последние сто метров снега дались непросто, сказывалась усталость.

Дэниел Комбер-Тод и Кирилл Белоцерковский на вершине Орджоникидзе, июнь 2021 года
Дэниел и я на вершине Орджоникидзе

За несколько дней до этого я с товарищем сходил на Орджоникидзе по кулуару с запада. Кулуар начинается на морене, а заканчивается на гребне, в ста метрах от вершины. Юркнули в него и одновременно, а где с попеременной страховкой, спустились на морену.

Уже на вершине стало понятно, что на третью гору лезть не стоит. Быстро, чтобы собрать палатку до снегопада, упаковались, перекусили и двинули вниз. К ночи вернулись в город. Дома казалось странным, что весь этот бесконечный гребень начался утром.

Эти маршруты не станут популярными. Один подход к ним — целое приключение. Однако, если хотите посмотреть район с другой стороны, получить вкусную порцию настоящего альпинизма, и можете ходить маршруты такого уровня — попробуйте, они стоят потраченных сил.

Вливайтесь в общение

2 комментария

  1. Крутые маршруты, с горами! А что планировалось на десерт в качестве третьей горы? И как там западный кулуар, в него безопасно лезть круглый год или только зимой? не летает там ничего?)

    1. На десерт планировали ещё одну гору. Сходим в следующий раз, расскажу.
      Я два раза прошёл по западному кулуару в июне — оба раза было тихо, как в кладовке. Снег сойдёт, понятно дело, будет камнеопасно.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий для Pavel Karnaukh Отменить ответ

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: