Я вылез с крутого льда на пологий. Тут деревья. Сделал станцию, страхую Исмаила. Снежинки размером с толстую муху уверенно валятся с неба. Сквозь них прорывается мощный голос муэдзина из соседней деревни, он зовёт правоверных на намаз. Мы заканчиваем второй водопад за день. Ледолазный фестиваль в восточной Анатолии закончился, но это не повод переставать лазать.

На востоке Турции в окрестностях Эрзурума уже шесть лет проводят фестиваль ледолазания памяти Эмре Озбея. Собственно Эрзурум — ближайший крупный город. Столица же турецкого ледолазания разнесена на два небольших городка — Узундере и Тортум. Вокруг них много маленьких деревушек, вот там-то и растут сосульки.

Фестиваль проходит при поддержке правительства. Главный организатор — Четын Байрам. Приезжают ребята из СНГ и немного из Европы, были компании из Стамбула, Анкары и Бурсы.

Расположение известных мне водопадов в Эрзуруме. Как местные ребята отметят другие — обновлю

Вокруг Эрзурума освоено около 30 водопадов длиной от 5 до 300 метров. Сложность от совсем простых до вполне серьёзных и интересных WI5. Где-то написано про WI6, но мы лазали самый сложный в районе и он таким не показался. Вероятно, у нас были не самые плохие условия. Добраться до интересных водопадов можно только на машине.
Высота Эрзурума ≈1900 метров над уровнем моря, Тортума ≈1000, Хыныса ≈1700. Летом в районе нежарко. Четын сказал: «За скалами зимой в Геикбаири, а летом — сюда». Средняя температура летом — +17°. Средняя температура зимой −8° С. Пока мы карабкались, температура крутилась вокруг ноля. Два дня подряд валил плотный снег. На плато между Эрзурумом и Хынысом сходили лавины.
Пуховку я ни разу не надел, лазал в однослойных ботинках и тонких перчатках. Часто водопады находятся посреди жёлтых от прошлогодней травы склонах, снег на них не задерживается.
Местные по-английски почти не говорят. Здорово, если рядом есть кто-то из больших городов, они, как правило разговаривают.

Я приехал в середине фестиваля. За несколько дней до того мы пытались дойти до водопада Бурхан Булак в Джунгарии, поэтому приехать к началу я никак не мог. Вечером Четын нашёл мне замечательного напарника из Стамбула — Исмаила Агдаша. Исмаил был настроен лезть куда угодно.

Кирилл Белоцерковский на водопаде Экскалибур
Я в нижней части Экскалибура
Фото Нади Оленёвой

Первый день, Экскалибур WI4 и Анатотолиан Пилар WI5+
Поехали на водопад Экскалибур. В конце января он выглядит как толстая колонна высотой 30 метров. Справа, от специально подведённой трубы свисает ещё одна сосулька, правда, незаконченная. Подход к водопаду от машины занял примерно минуту. Лёд мягкий, инструменты сами вгрызаются. Внизу лёд как цветная капуста, лез просто цепляясь инструментами за сосульки, кошки ставил на них же. Такая лестница. Зато фотографии хорошие получаются. Я пролез, оставил буры, полез Исмаил. В середине сосульки он крикнул и отстрелился. Улетел, оставив один инструмент во льду.

— Всегда хотел попробовать!
— Странные у тебя желания. Ну да ладно, греби теперь с одним инструментом.

После обеда поехали к деревне Чивизлы (Cevizli), выше которой замерзает 6 водопадов разной сложности, но почти одинаковой красоты. Мы выбрали крайний слева — Анатолиан Пиллар, 80 м WI5+. Первая верёвка крутая, с сосульками, но не очень сложная. Хо, у них такое считается пятёрочным льдом! Да они на Алтае не были! Хотя… первое прохождение сделали Анна Торетта из Италии, Сесилия Буиль из Испании и Тунч Финдык из Турции. Они вроде должны разбираться. Всё равно, я с непривычки лез медленно. У Исмаила опыта поменьше, он тоже не ракета. Собрались на первой станции, обсудили ситуацию и поехали вниз. Дело к вечеру, у нас один фонарь на двоих, а спускаться придётся через колючие кусты на крутом осыпном склоне. Первый день удался!

В 2017-м, судя по фотографиям Тунча Финдыка, льда было значительно больше.

Ледолазы на вертикальном водопаде
Я страхую Надю и Льва на Анатолиан Пиллар. Фото Фуркана Илмаза

Второй день, Анатолиан Пилар, WI5+
Исмаил лазал со своими друзьями, а я со Львом Пантюхиным и Надей Оленёвой поехал туда же, на Анатолиан Пиллар. На второй верёвке стало понятно, почему категория WI5 — ледовые грибочки торчали из вертикальной стены, сосульки сбивались в карнизы. Пришлось заложить пару зигзагов, чтобы обойти нависания. Третья верёвка показала, откуда взялся «+». В 10 метрах над станцией начались «трубочки» — чуть смёрзшиеся сосульки сомнительной прочности. Инструменты проваливались по рукоятки, буры крутить некуда. Ну я и не крутил. Эта радость закончилась через 10 метров и начался обычный крутой лёд.

Всем очень понравилось, всё хорошо, поехали домой! Вечером прощальный ужин, фестиваль закончился. Ухоженный мэр Узундере раздал подарки девушкам, потом мэр Тортума подарил пакеты с местными вкусностями всем остальным, включая девушек.

Третий день, скалы вокруг Хыныса
Часть гостей разъехалась, остальные отправились смотреть скалы в окрестностях города Хыныса. Скалы впечатляют. Базальтовая стена высотой 15—20 метров тянется 10 километров, разветвляется на ущелья, прыгает на противоположную сторону каньона, выворачивается в карнизы. И ни одного маршрута, ни одного скалолаза! Четын попросил, чисто символически, пробить пару маршрутов. Такая отправная точка в истории освоения района. Порода оказалась очень мягкой, распорные шлямбура в такой держатся абы как. Сделал одну дорожку, спустился и сказал, что продолжать нет смысла — потом всё равно менять на клеевые. Я, Рома Худяков и Мухамет Гиден записали короткие интервью для местного телевидения. На окраине Хыныса Четын показал сосульки в каньоне. Три совсем страшные, а одна так и ничего, полезется. Но потом, сейчас обед. После плотного обеда уехали обратно в Тортум.

Кирилл Белоцерковский на водопаде Сарыгелин
Слева я на Сарыгелине, справа — Люцифер. Фото Ильяса Капалана

Четвёртый день Люцифер WI3, Сарыгелин WI4 и Кучук Инеште WI3
Поехали на соседствующие водопады Люцифер и Сарыгелин. Исмаил лазал там до этого и сказал, что они не очень интересные. Мы попетляли по скользкому крутому лесу и пришли к водопадам. Валил густой крупный снег. На Люцифере лёд был влажным и мягким, лезлось легко и комфортно. Ненадолго остановился, когда сломалась тонкая корка, под которой радостно шумел водопад. Ну сломалась и ладно, облез слева. Исмаил сказал, что не хочет туда. Я перевязался на шлямбурной станции и уехал вниз. Полезли Сарыгелин. Там посуше и покруче. Из-за густого снега не видно, что внизу. Длина водопада 90 метров, но я решил, что наших 60-метровых верёвок хватит: «Она же динамика!». Часть пути лезли одновременно. Одни маршруты вмерзают в память надолго; другие проходят как морось. Эти прошли.

В деревне Узункавак девочка лепила снеговика.

Кирилл Белоцерковский лезет маленький забавный водопад
Я на Кучук Инеште. Фото Исмаила Агдаша

На обратном пути водитель — Ильяс — показал сосульку в чьём-то огороде. С дороги она выглядела аппетитной вертикальной колонной. Вблизи оказалось так и есть, колонна. Высотой 5 метров. Страховаться в ней не было желания, поэтому залез так. Наверху сделал проушину, спустился. Исмаил залез с верхней страховкой. Спустился довольный.

— Назову его «Кучук Инеште».
— Это ещё что?
— Это… что-то вроде злого младшего брата. Или вот — маленький барбос на нас лает, он тоже кучук иныште.
— Ага, злобный маленький засранец, понял.

Этот водопад сделал наш день.

Водопад Инек Кокусу в Хынысе
Водопад Инек Кокусу М5

Пятый день, Инек Кокусу M5
Помните, город Хыныс, где все сосульки страшные, а одна, как будто, нормальная. Поехали туда. Нижняя часть казалась мокрой, но приемлемой. Что там наверху — непонятно, но там вся страховка будет на скале, можно не волноваться. Привязался, полез. Сквозь дыру в средней части сосульки летели брызги, да так, что за первые три метра у меня вымокло всё, что не в гортексе или ботинках. Пара буров в колонну, левую ногу на скалу, вода пошла в рукава. Положил закладку слева ото льда, обошёл пробоину в сосульке справа, лёд стал суше, вода перестала стекать по ногам в ботинки. Закрутил нормальный бур, поднялся к следующей секции с ручьём внутри. Закрутил ещё бур, аккуратно траверсировал влево, поставил френд. Посмотрел, куда закрутил бур, выкрутил обратно, чтобы когда верхняя часть колонны провалится внутрь себя, меня не уронило. А дальше совсем неудобно: тонкий промытый лёд, который не держит совсем ничего. Полез по скале. Переступил через хлипкий лёд колонны направо, забил инструменты в траву… фух, спасся. Ещё пара сложных движений и я наверху. Описал пережитое Исмаилу, решили, что лучше ему не лезть. Уехал вниз с ближайшего дерева. Назову его Инек Кокусу (Запах Коровы). Толстая пластиковая труба явно вела от какого-то хлева. У машины нас ждали Четын и мэр Хыныса. Ого. Мы тут уважаемые люди! Мэр отметил, что я быстро лез. Ещё бы! Там поливало, как в душе! Умел бы, лез бы быстрее. Четнын пообещал, что в следующем году в Хынысе будет больше сосулек, а я стребовал с него обещание, что будет ещё и холоднее.

Шестой день, отъезд
Но и тут не обошлось без интересного. За пару дней до этого мы мотались по трассе вокруг Узундере и Тортума, я обратил внимание на стены вдоль дороги. Что-то блеснуло в скале. Неужто шлямбур? А тут Четын привёз нас к этой скале: так и есть, дорожки. Тут, говорит, будет кемпинг стоять! Тут будут трэд лазить, а тут — ещё дорожек наколотим. Если бы я взял скальники и побольше железа, один день точно посвятили бы скалолазанию. Там такие трещины, мама не горюй!

От Эрзурума, где аэропорт, до Узундере 86 километров. На фестивале нас возили за счёт организаторов. Сначала я жил в студенческом общежитии вместе с ребятами из Турции, потом переехал в гостиницу, где жили остальные иностранные участники. Когда фестиваль закончился и остались только я и Исмаил, нас переселили в гостиницу в Тортуме. Я несколько раз порывался расплатиться за обед, но наш водитель не давал, шутил (?) что деньги тут не действительны. Всем управляет Четын Байрам, за всё уплачено.

А ещё в Эрзуруме есть горнолыжная база и 28-метровый скалодром.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: