Свободная Корея по маршруту Семилеткина

Ледовая крошка сыпалась за шиворот. То, что не сыпалось за шиворот норовило попасть в глаза. Каждый новый взмах инструментом давался тяжелее предыдущего. Инструменты немного затупились, и приходилось прилагать больше усилий, чтобы чувствовать себя увереннее на почти вертикальном льду. Сверху, с гребня и соседних кулуаров ветром сдувало свежий снег и он устремлялся вниз, засыпая нас пылевыми лавинками. Благо, что со стены вылезли — пронеслось в голове. Если бы снег начался на час раньше, то Павлу, работавшему первым на скалах, пришлось бы лезть на ИТО без остановки. Но всё было так, как было: мы заканчивали маршрут С. Семилеткина по северной стене Свободной Кореи.


Северная стена пика Свободная Корея

Двумя днями раньше мы пришли в домик, стоящий на боковой морене ледника Аксай. В Коронской хижине (а домик именно так и называется) как обычно было солнечно. Зато напротив стояла вечно холодная, никогда не освещаемая солнцем северная стена Свободной Кореи.

Выгрузив всё ненужное из рюкзаков мы с Павлом Грязновым отправились вешать первые верёвки, в то время как Артём Скопин с Юрой Абакумовым занимались хозяйственными делами.

Артём Скопин точит ледобур

Начало от берга (трещины в леднике) по ажурным сосулькам. Хм… снизу всё казалось несколько проще. В голове Сан Саныч Агафонов напевал что-то про ледовую корку на отвесных скалах. Инструменты время от времени пробивали лёд и безуспешно пытались воткнуться в скалу под ним. Первая верёвка, вторая. Подошли Артём с Юрой, принесли ещё три верёвки в дополнение к нашим двум. Третья верёвка — наклонная скальная полка. Четвёртая снова лёд. На пятой мужики укатились вниз, оставив нас дорабатывать оставшуюся верёвку.

Ставлю передние зубья кошки на маленький выступ, другой скребусь о гладкую скалу и выкатываю-выкатываю-выкатываю… уф, выкатил.

— Паша, я на полке!
— Хорошо, верёвки 20, работай дальше!
— Понял.

Полкой это можно было назвать лишь условно, сравнивая с карнизами, нависавшими выше. Как бы то ни было, это было начало нужной полки, так что я добрался до одного из старинных шлямбуров, сблокировал его с якорем, тем самым собрав станцию. Поднялся Павел, принёс железо. Железо мы оставили на станции и укатились по перилам вниз, на ледник. В Коронской хижине нас ждали наши старшие товарищи с едой и чаем.

Раннее утро. Все тяжело дыша педалят по перилам. У каждой двойки на день свой план: Паша и я должны обработать как можно больше скал, а Артём с Юрой собрались обновить полку, на которой нам предстояло спать.

На полку первым вылез Павел. Её состояние оставляло желать лучшего, но, насколько я знаю, это была единственная полка на всей стене. Не на маршруте, а именно на стене.

Юра Абакумов вырубает полку в скале

Юра Абакумов вырубает полку в скале. Фото А.Скопин.

Палатка на северной стене Свободной Кореи

Палатка на северной стене Свободной Кореи

Павел висел на карнизе. Совсем висел, болтая ногами в пустоте, а руками придерживаясь за скалу, чтобы не разворачивало. Карниз, которому в описании была присвоена категория А3 вполне оправдывал её. Чтобы устанавливать новые точки Паше приходилось принимать разные замысловатые положения, которые я и рад бы был сфотографировать, но увы, руки были заняты. Павел скрылся за перегибом, и, как мне казалось, должен бы был сильно ускориться. Ан нет, выше рельеф тоже простым назвать никак нельзя.

— Паша, станция хорошая, прыгать можно?
— Да, хорошая!

Взгляды на хорошие станции у нас с напарником несколько разнятся. Для меня хорошая станция это два нормальных шлямбура, или однозначно монолитный кусок скалы. Для Паши этот спектр немного шире. Здоровенный блок, судя по старым верёвкам, намотанным на него, служил станцией и предыдущим восходителям, но я, когда уходил выше, от греха подальше, перевесил перила на шлямбур, заколоченный кем-то опасливым чуть в стороне.

На следующем участке мой друг доказывал всему миру, что нормальные скалолазы могут даже по льду лазать в скальных туфлях. Если честно, то даже после его объяснений я так до конца и не понял, как ему это удалось, однако нитка перил, уходившая вверх была неопровержимым доказательством того, что он как-то процарапался по залитому льдом углу.

От следующей станции Паша отошёл на пол-верёвки, и после этого очень легко ответил согласием на моё предложение ехать вниз на полку — день подходил к концу.

Артём с Юрой построили полку и установили на ней палатку с помощью системы хитрых растяжек, сделанных из кусков местных верёвок. К слову о верёвках. На маршруте немереное количество старых перил, начиная от совсем ветхих, заканчивая относительно свежими.

Палатка на стене Свободной Кореи

Палатка на стене Свободной Кореи. Фото А. Скопин.

Полка сверху прикрыта карнизом, так что место ночёвки относительно безопасное — всё что летит, летит где-то по сторонам от палатки.

Верхняя часть стены освещается солнцем с 7 до 8.30 утра. Мы с Пашей хотели стартовать пораньше, чтобы к 7 начать работать, однако бесславно проспали. На третьей станции мы были часов в 8, так что насладиться лазаньем под солнечными лучами (даром, что холодными) Паше так и не удалось. В любом случае лезть приходилось на ИТО, так что температура воздуха была не главным препятствием. Кончились трещины, пошли дырки под скайхуки. По началу Павел предупреждал каждый раз, когда вставал на такую дырку, но под конец настолько на них освоился, что перестал обращать на это моё внимание. И да, дырочных скайхуков у нас не было, так что Паша лез на рельефных (BD Talon Hook, Stubai Cliffhanger 3-point). Если кому-то интересно, скажите, напишу пост про снаряжение, которое у нас было.

Павел Грязнов

Павел Грязнов. Мёрзнет.

Вверх уходила логичная система внутренних углов. Павел понемногу лез, я жумарил, чистил, спрямлял и располовинивал. Свободные верёвки закончились, так что процесс встал. Наши друзья жумарили со всем нашим бивачным снаряжением, так что делать это быстро у них не получалось.

Спустя какое-то время они появились, и как следствие у нас появились верёвки. Дырки кончились, пошли шлямбура. Видимо у первопроходцев там сменился забойщик. Следующая верёвка шла по углу с натуральным рельефом, который, казалось, можно нормально лезть лазаньем. Ну ещё бы! Когда лезешь на двух жумарах и не такое покажется!

кирилл белоцерковский

Павел облез очередной карниз и скрылся из виду.

— Тут лёд!
— Много льда?
— Целая речка!
— До верху?
— Сколько вижу, столько речка!

Вот и хорошо, вот и славненько! Значит пришла моя очередь работать первым, значит больше я не буду тащить рюкзак!

Поднялся к напарнику, он являл собой забавное зрелище — в скальниках, на станции из двух ледобуров.

Кошки я надел заранее, так что мне нужно было лишь отстегнуть инструменты от рюкзака, привязаться и начать лезть. Так и сделал.

Ледовая крошка сыпалась за шиворот. То, что не сыпалось за шиворот норовило попасть в глаза. Каждый новый взмах инструментом давался тяжелее предыдущего. Инструменты немного затупились, и приходилось прилагать больше усилий, чтобы чувствовать себя увереннее на почти вертикальном льду. Спустя несколько метров лёд «лёг» градусов до 70, так что я обрадовался и полез. Метров через 20 моя радость начала убавляться, потому как все буры кроме одного я закрутил на крутом участке. До них было неприятно далеко, так что я остановился и сделал станцию на оставшемся буре. Следующий участок — залитый льдом кулуар, вывел нас на гребень.

Павел Грязнов в кулуаре на крыше Свободной Кореи

Павел Грязнов в кулуаре на крыше Свободной Кореи. Фото А. Скопин.

На перилах все работали в меру своих сил. Сил за день изрядно поубавилось, так что лезли с передышками. Поднялся Паша. По нему видно, что лезть первым ему нравится значительно больше, чем педалить под рюкзаком. Затем появился Артём, сказал, что хочет на ручки. Я ответил, что до ручек в любом случае придётся жумарить. Как поднялся Юра я так и не увидел, потому как мы с Пашей собрали освободившиеся верёвки и пошли вверх по гребню, искать полку для ночёвки. Я точно знал, что полка есть чуть ниже вершины, маячившей неподалёку. Однако Павел, как человек уставший, и не имевший желания тащиться до означенной полки нашёл оную раньше, где-то над тем местом, где выходит на гребень маршрут Ю.Попенко. Немного подровняли площадку, и принялись ждать наших друзей, которые появились спустя пол-часа, уже в глубоких сумерках. Спали вытянувшись в полный рост, без касок и без обвязок. Удобно.

Павел Грязнов на гребне Свободной Кореи

Павел Грязнов на гребне Свободной Кореи ждёт парней с палаткой.

Утром минут за 10 дошли до вершины. Сфотографировались, и поехали вниз, к маршруту Д.Лоу, по которому планировали спускаться. Примерно час потратили на то, чтобы дойти до нужного кулуара, и ещё три часа на то, чтобы уехать на 12 верёвок по льду.

Абакумов, Скопин, Грязнов, Белоцерковский

Слева направо: Абакумов, Скопин, Грязнов, Белоцерковский

Коронская хижина, чай, вниз. Базовая палатка альплагеря NEW Ала-Арча, чай, вниз. Кафе перед границей, чай, домой. Дом, чай, спать.

Картинки от Артёма Скопина лежат ЗДЕСЬ.

Вот ещё почитайте:
2 комментария
  1. Tsaria · 9 сентября 2012 в 20:56

    Кирич, великолепно!!!!!!!!!

Ваш комментарий