Пока в альплагере Туюк-Су низкий сезон, я съездил на Алтай. Там лазал по льду с Фёдором Копытовым, Иваном Темеревым и бандой каталонцев. Организатор выезда — Иван — сказал, что новых водопадов, скорее всего, не будет. Не тут-то было! Я ж почти нигде не был. В итоге Фёдор и я пролезли только один водопад, который лазали до этого. Более того, между делом пролезли 2¹⁄₂ первопрохода.

Ещё в поезде соседка по плацкарте сказала:

О, у нас через три дня −42° обещают!

Вот уж приехал так приехал. К счастью, было теплее, около 30°. Да и эта радость длилась пару первых дней, потом потеплело до 20°. По местным меркам, почти лето.

Фёдор Копытов и Кирилл Белоцерковский
Фёдор и я под водопадом Кара Тыт

Два дня лазали в районе Акташа. Там пролезли водопады Кара Тыт и Улары. На Кара Тыте две крутых стенки — в самом начале и на третьей верёвке. Лёд там — не единственное приятное ощущение. Лесистая полка после второй верёвки покрыта кустами смородины. Странно чувствовать отчётливый летний запах, когда кажется, что звуки и запахи должны замерзать и падать. Собрали немного веточек, чтобы заваривать с чаем.

По Улары тёк ручей, несмотря на −20°. Я пролез пять метров: от инструментов разлетались брызги, под ногами чавкала каша. Так себе состояние. Упаковали снаряжение, чтобы идти вниз, но Фёдор заглянул за ледовую колонну. А там такое! Стенка невысокая, метров 12, зато красивая и страховка плохая. Один из буров я забил (!) тремя ударами руки. Начал было крутить, но он провалился. Легонько стукнул, чтобы схватился, но он только провалился. И так три раза. Внизу я долго гримасничал от боли в промёрзших руках. Фёдор добрался до верха, потом слез, чтобы не заморачиваться с проушиной в трубчатом так-себе-льду.

Трубчатый лёд — вольный перевод английского термина chandeliered ice. Так говорят про лёд, который состоит из множества не спаянных между собой сосулек. Лезть по такому несложно, а страховаться трудно — бур немного цепляется резьбой, но в основном распирается между сосульками.

Тут холодно
Фёдор идёт за колонну. С обратной стороны ледяное болото
Тут мне очень больно
Я радуюсь, что в пальцы возвращается кровь

Каталонцы, с которыми мы приехали, разделились на двойки и лохматили соседние водопады — Храповский и Кара Тыт. Иван и руководитель каталонской банды — Рафа Вадило — карабкались с ними.

Скоро полезу по колонне
Я на первой крутой верёвке Бажа Каи. Фото Ивана Темерева

На следующий день переехали в долину Чулышма́на. Как и в прошлый раз выгрузились не доезжая до спуска в долину, спустились к ручью, из которого намерзает водопад Бажа Кая. Длина водопада около 150 метров, но интересные из них только 100. Нижняя часть пологая. Повесили пару верёвок вниз по водопаду. Я лазал с Фёдором, Иван — с Рикардо, самым мотивированным испанцем. Остальные не выходя из машины поехали вниз, в тепло домика.

Крутенько так
Я на водопаде Бажа Кая Фото Ивана Темерева

Первую ступень, крутую и приятную, пролез я. Вторую лез Фёдор. Зачем лезть по крутому, чистому бело-голубому льду, когда справа нехоженые жёлтые подтёки среди ёлок! Фёдор лез и ворчал, что слева нормальный лёд, а мы тут между грядок царапаемся. «Зато первопроход!» подбадривал я себя.

Очень понравился водопад
Я на первой верёвке водопада Кату Ярык. Фото Фёдора Копытова

На водопаде Кату-Ярык с удовольствием пролезли полторы верёвки до выхода на пологую часть. Где-то выше замёрзла ещё одна ступень, но мы до неё не пошли. Спустились и ещё раз пролезли нижний каскад. В этот раз я лез по колонне, которая гулом отвечала на каждый сильный удар инструментом.

Иван Темерев
Иван Темерев подходит к началу Brothers of Blood

На следующий день Рафа отправил своих питомцев карабкаться самостоятельно, а сам пошёл с нами. Вместе пролезли три, вероятно, новых маршрута на речке Дол-Оозы. Сначала там ступенька длиной 50 метров и крутизной 60–70°, то есть что-то вроде WI2. Выше по руслу застыл Mustaza & Ice, две верёвки, WI4.

Rafa Vadilo approaches Brothers of Blood
Рафа Вадило подходит к началу Brothers of Blood

Ещё на 400 метров выше — Brothers of Blood, WI3. Там пологая первая ступень и крутая вторая. За ней горизонтальный участок и ещё один каскад, но мы до него не дошли. На второй верёвке Brothers of Blood Фёдор лез первым. Внезапно у него закончились буры, а у меня верёвка. Ну ладно. Я разобрал станцию, пролез пять метров. «Ну, он уже у берёзы!» — подумал я и расслабленно полез по вертикальному льду. Метров через 10 Фёдор скомандовал «Самостраховка!». Ой. Спустились уже в темноте.

Позже каталонцы Виктор и Даниэль (Victor Sans y Daniel Miranda) пролезли сосульку слева от Brothers of Blood. Назвали Chulyshman Fever (Чулышманская лихорадка), WI4, потому что команда сопливила через одного.

Но всё обошлось
Фёдор отколол кусочек льда на маршруте Mustaza & Ice, WI4

Следующий день сидели в домике и никуда не ходили. Здорово смотреть из тёплой комнаты на позёмку и пасмурное небо. Внезапно выяснилось, что на следующий день у нас запланирован отъезд. Чёрт, мы считали, что у нас ещё день в запасе. Выходит, на Кулузун не успеем.

И в лесу ещё
Фёдор лезет первопроход на правой ветке водопада Бажа Кая

Чтобы день не пропал совсем, стартовали пораньше и двинули к Бажа Кае, но снизу. Иван сказал, что полазать он не прочь, но воздержится. Тут нам стоило насторожиться, но куда там! Лёд же, последний день. Кусты пахли смородиной. Снег пах смородиной. Смородиновые веточки падали за шиворот и пахли оттуда. Кусты, бурелом, ели, осины растянули подход на два часа, хотя снизу казалось, что до водопада снежком добросить. Первую ступень пролезли не связываясь. Сверху приехали Рикардо и Виктор, которые вышли с нами, но одумались в кустах и пошли в обход по тропинке. Верёвку пролез я, верёвку Фёдор и всё, кончился водопад. Русло ручья, залитое льдом, из него торчат кусты и деревья. Дождались испанцев и ушли к дороге. Куртка пахла смородиной ещё несколько часов после того, как мы уселись в машину.

Белоцерковский на льду
Иван: «Забавно фотографировать сверху, как Кирилл делает первопроход»

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: